Сб, дек 16, 2017
Размер шрифта
Задать вопрос
Русская версия сайтаThe English version of a site

Возврат уголовного дела прокурору ч.3 ст. 30, ч.2 ст. 158 УК РФ (Кража)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ 

«10» апреля 2017 года

Щербинский районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Ю.А. Ежеленко, при секретаре Алексахиной А.И., с участием переводчика С. У.Н.,

государственного обвинителя - помощника прокурора Новомосковского административного округа города Москвы Базина А.В.,

обвиняемых Ш. И.Э., Ш. М.Э., защитников - адвоката Ломжина А.Н., представившего удостоверение №2850 и ордер № “данные извлечены” от “данные извлечены” (в защиту Ш. И.Э.), адвоката Ломжина Н.А., представившей удостоверение №2853 и орде𠹓данные извлечены”от “данные извлечены”года (в защиту Ш. М.Э.),

рассмотрев в закрытом судебном заседании в порядке предварительного слушания материалы уголовного дела №“данные извлечены”/2017 в отношении Ш. И.Э. 05 апреля 1983 года рождения, уроженца и гражданина Республики Узбекистан, имеющего среднее образование, женатого, имеющего малолетних детей 2007 и 2009 годов рождения (со слов), зарегистрированного по адресу: Республика Узбекистан, Ферганская область, Риштонский район, с. “данные извлечены”,ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ,

Ш. М.Э., 06 ноября 1989 года рождения, уроженца и гражданина Республики Узбекистан, имеющего высшее образование, зарегистрированного по адресу: Республика Узбекистан, Ферганская область, Риштонский район, с. “данные извлечены”, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

   В ходе предварительного слушания обвиняемыми было заявлено о том, что русским языком они владеют в недостаточной степени и нуждаются в услугах переводчика. Судом было обеспечено участие переводчика с узбекского языка, после чего обвиняемые также пояснили, что при начальных следственных действиях и при рассмотрении в суде вопроса об избрании меры пресечения и продлении сроков содержания под стражей, переводчики участвовали, однако копии переводов постановлений они получали только в начале следствия, а затем переводы текстов процессуальных документов на родном языке они не получали, обвинительное заключение им вручалось только на русском языке.

   Учитывая очевидную в судебном заседании недостаточную степень владения обвиняемыми русским языком, наличие их ходатайства о предоставлении им возможности пользоваться услугами переводчика, председательствующим в ходе предварительного слушания поставлен на обсуждение сторон вопрос о возвращении уголовного дела прокурору на основании ч. 1 ст. 237 УПК РФ, ввиду наличия существенных и неустранимых в ходе судебного разбирательства нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения и проведении предварительного расследования, а именно: ввиду нарушения права обвиняемых, недостаточно владеющих русским языком, делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела на родном языке, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК РФ.

   Государственный обвинитель возражал против возвращения уголовного дела прокурору, считая, что обвиняемые в достаточной степени владеют русским языком, в услугах переводчика не нуждаются, в связи с чем не имеется препятствий к назначению судебного разбирательства по делу. Также ходатайствовал о сохранении без изменения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ш. И.Э. и Ш. М.Э., указывая, что основания, послужившие к избранию данной меры пресечения не отпали и в случае изменения обвиняемым меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей, имеются достаточные основания полагать, что обвиняемые могут скрыться от следствия и суда, либо иным образом воспрепятствовать производству по делу.

   Обвиняемые Ш. И.Э. и Ш. М.Э. указывали, что нуждаются в услугах переводчика и нуждались в них в ходе предварительного расследования.

   Защитники - адвокаты Ломжин А.Н. и Ломжина Н.А., считали необходимым возвратить уголовное дело прокурору ввиду существенного нарушения права их подзащитных, предусмотренного ст. 18 УПК РФ, а также считали что оснований для сохранения ранее избранной меры пресечения не имеется, в том числе ввиду истечения предельного, шестимесячного срока содержания под стражей в отношении обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести.

   Суд, выслушав доводы сторон, исследовав материалы дела, приходит к выводу, что уголовное дело в отношении Ш. И.Э. и Ш. М.Э. подлежит возвращению прокурору по следующим основаниям.

  Согласно ч. 2 ст. 18 УПК РФ, обвиняемым, недостаточно владеющим языком, на котором ведётся производство по делу (русским языком), должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела на родном языке, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК РФ.

   Частью ч. 8 ст. 172 УПК РФ установлено, что следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

   Согласно ч. 6 ст. 220 УПК РФ после подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно направляется прокурору; в случаях, предусмотренных ст. 18 УПК РФ, следователь обеспечивает перевод обвинительного заключения.

   В соответствии с ч.ч. 2, 3 ст. 222 УПК РФ копия обвинительного заключения с приложениями вручается прокурором обвиняемому; в случае, если обвиняемый содержится под стражей, копия обвинительного заключения с приложениями вручается ему по поручению прокурора администрацией места содержания под стражей под расписку, которая представляется в суд с указанием даты и времени вручения.

   Согласно ч. 3 ст. 18 УПК РФ, если в соответствии с УПК РФ следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

   Согласно постановлению следователя Х. А.Д. от 11 октября 2016 года (л.д. 132): «учитывая, что гр Ш. И.Э. и Ш. М.Э. являются гражданами Республики Узбекистан, с целью полноты расследования, следствие считает целесообразным назначить им переводчика с узбекского на русский язык».

   Протоколы задержания обвиняемых (л.д. 141-144, 157-160), протоколы допросов Ш.И.Э. и Ш. М.Э. в качестве подозреваемых (л.д. 146-147, 162-164), первоначальные предъявления обвинений по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ (л.д. 150- 151, 166-167) и первоначальные допросы Ш. И.Э. и Ш. М.Э. в качестве обвиняемых (л.д. 152-154, 168-170) - составлены с участием переводчика.

   В протоколах допроса в качестве подозреваемых и обвиняемых от 11-12 октября 2016 года Ш. И.Э. и Ш. М.Э., указывают, что нуждаются в услугах переводчика.

   При этом в материалах дела отсутствуют копии переводов на узбекский язык каких- либо подлежащих обязательному вручению обвиняемым документов, а также не имеется сведений о вручении или направлении таких копий обвиняемым. Обвинительное заключение вручено обвиняемым только на русском языке и его перевод в деле также отсутствует.

   Из материалов уголовного дела следует, что в судебных заседаниях при избрании в отношении каждого из обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу и при разрешения вопроса о продлении срока содержания под стражей - обеспечивалось участие переводчиков (л.д. 26, 30, 42-43, 49-50, 55-56)

   01 марта 2017 года следователем И. В.А. от обвиняемых Ш.И.Э. и Ш.М.Э., в отсутствие переводчика, получены заявления следующего содержания:

-«заявление. Ш. И.Э. в услугах переводчика не нуждаюсь, «подпись» Ш. И.Э.01.03.17.»(л.д. 210);

-«заявление. Я Ш. М.Э. в услуг переводчика не нуждаюсь «подпись» Ш М.Э. 01.03.17.»(л.д. 222) (при этом в материалах уголовного дела содержится два листа, пронумерованных как лист дела 222).

   После чего 01 марта 2017 года, без участия переводчика, Ш. М.Э. было предъявлено обвинение в новой редакции по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (л.д. 212- 214) и он был допрошен в качестве обвиняемого (л.д. 215-218).

   Ш. И.Э. было предъявлено обвинение в новой редакции по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч.2ст. 158 УК РФ (л.д. 226-228) и он был допрошен в качестве обвиняемого (л.д. 229-232), без участия переводчика - 24 марта 2017 года.

   В ходе судебного заседания, сомнений в необходимости участия переводчика в уголовном судопроизводстве с участием обвиняемых Ш. И.Э. и Ш. М.Э. у суда не возникло.

   Указанные обстоятельства свидетельствуют о существенном нарушении права обвиняемых на защиту, поскольку, в недостаточной степени владея русским языком, фактически они были лишены гарантированного УПК РФ права давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела на родном языке, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК РФ. Отказ обвиняемых от услуг переводчика осуществлён без участия переводчика, а обвиняемым Ш. И.Э. и без участия защитника.

   Данные недостатки являются существенными, неустранимыми и невосполнимыми в суде и исключают возможность постановления судом законного приговора или вынесения иного итогового решения на основе данного обвинительного заключения, в связи с чем, на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

   На основании ч. 3 ст. 237 УПК РФ суд принимает решение о мере пресечения в отношении Ш. И.Э. и Ш.М.Э. Выслушав позиции сторон, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу, что в настоящее время основания, послужившие к избранию меры пресечения в отношении каждого из обвиняемых, предусмотренные УПК РФ, не отпали.

   Суд учитывает, что:

   -Ш. И.Э. обвиняется в совершении преступления средней тяжести, за которое предусмотрено наказание, в том числе, в виде лишения свободы на срок более трёх лет, не имеет постоянного официального места жительства на территории РФ, не имеет официального источника дохода, имеет гражданство иностранного государства;

   -Ш. М.Э. обвиняется в совершении преступления средней тяжести, за которое предусмотрено наказание, в том числе, в виде лишения свободы на срок более трёх лет, не имеет постоянного официального места жительства на территории РФ, не имеет официального источника дохода, имеет гражданство иностранного государства.

   Данных о состоянии здоровья обвиняемых Ш.И.Э. и Ш. М.Э., каждого, исключающих возможность их содержания в условиях следственного изолятора, суду не сообщено и не представлено.

   В связи с вышеизложенным, принимая во внимание характер инкриминируемых деяний и данные о личности Ш. И.Э. и Ш. М.Э., каждого, суд приходит к выводу о том, что сохраняются достаточные основания полагать, что, находясь на свободе, Ш. И.Э. и Ш. М.Э., каждый, может скрыться от суда, либо иным путём воспрепятствовать производству по делу.

   При таких обстоятельствах, судья считает необходимым, меру пресечения в виде заключения под стражу Ш. И.Э. и Ш. М.Э., каждому, оставить без изменения, не находя оснований для избрания иной, менее строгой меры пресечения.

   Уголовное дело поступило в адрес Щербинского районного суда города Москвы 29 марта 2017 года. Учитывая, что до поступления уголовного дела в суд обвиняемые содержались под стражей в течение пяти месяцев восемнадцати суток, а согласно ч. 1 ст. 109 УПК РФ срок содержания под стражей лиц, числящихся за следствием, обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, не может превышать шести месяцев, суд находит основания для продления срока содержания обвиняемых под стражей на восемнадцать суток, то есть по 28 апреля 2017 года.

   На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 234, 236, п. 1 ч. 1 и ч. 3 ст. 237, ст.256 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

   Возвратить прокурору Новомосковского административного округа города Москвы уголовное дело в отношении Ш. И.Э., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, Ш. М.Э., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, и возложить на прокурора обязанность устранить допущенные нарушения.

   Меру пресечения Ш. И.Э., в виде заключения под стражу - оставить без изменения, установив срок его содержания под стражей на восемнадцать суток, то есть по 28 апреля 2017 года.

   Меру пресечения Ш. М.Э., в виде заключения под стражу - оставить без изменения, установив срок его содержания под стражей на восемнадцать суток, то есть по 28 апреля 2017 года.

   Настоящее постановление может быть обжаловано в Московский городской суд в течение десяти суток со дня его вынесения, а обвиняемыми, содержащимся под стражей в течение десяти суток со дня вручения копии настоящего постановления. Апелляционные жалоба (представление) подаются через Щербинский районный суд города Москвы.

   Обвиняемые вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

   Судья                                                                                Ю.А. Ежеленко

 

 

Контакты

Адреса офисов:
metro
Тверская, ул. Тверская, д. 20/1
metro Шаболовская, ул. Шаболовка, д. 34с3
metro Скобелевская, ул. Скобелевская, д. 23к4
Телефоны:
+7 (903) 744-58-06
+7 (495) 971-82-01
+7 (903) 131-67-72
+7 (495) 798-04-37
+7 (903) 186-61-15

Офис:
+7 (495) 712-89-89
e-mail:
info@ak-nika.ru

Уважаемые Доверители

Просим Вас,предварительно позвонить адвокатам и обговорить время и дату встречи в офисе. Спасибо за понимание.

Сейчас 207 гостей онлайн