Вс, июл 23, 2017
Размер шрифта
Задать вопрос
Русская версия сайтаThe English version of a site

Расторжение договора пожизненного содержания (ренты) с иждивением.

Решение Именем Российской Федерации
28 ноября 2013 года                                                  г. Москва

 Савеловский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Соломатиной О.В., при секретаре Николенко Т.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № “данные извлечены” по иску З. Г.П. к ГУП Правительства г. Москвы Московская социальная гарантия («Моссоцгарантия») о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, включении квартиры в наследственную массу,

                                                                                                    Установил:
     Первоначально истец М. З.Н. обратилась в суд с иском к Государственному унитарному предприятию Правительства Москвы «Московская социальная гарантия» о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, возвращении квартиры и признании права собственности. Свои требования мотивируя тем, что 09 июня 1999 года между ней и ответчиком был заключен договор пожизненного содержания с иждивением, и удостоверен исполняющим обязанности нотариуса г. Москвы Козловой Е.Н. - Тихоновым В.А., зарегистрирован в реестре за № “данные извлечены”. Согласно указанному договору пожизненного содержания с иждивением она передала ответчику в собственность бесплатно квартиру, находящуюся по адресу: г. Москва, ул. Красноармейская, д. 10, корп.1, кв. “данные извлечены”, состоящую из двух жилых комнат, общей площадью - 56,4 кв.м., в том числе без учета лоджий, балконов - 55,7 кв.м., в том числе жилой площадью - 34,8 кв.м. Стоимость квартиры составляет “данные извлечены”. Ответчик в свою очередь обязался предоставить истцу право пожизненного проживания во всей квартире, а также предоставить по выбору «Получателя ренты» до конца его жизни материальное обеспечение либо в денежной форме, либо в натуре - в виде питания, одежды, ухода, либо в натуре и в денежной форме одновременно, но с вычетом стоимости оказываемых услуг из размере денежной компенсации. Как следует из доводов первоначального иска М. З.Н., ответчиком не была должным образом оказана социальная поддержка в виде ухода, не была оказана защита как одинокого пенсионера. Целью заключения договора было получение надлежащего ухода, материальной поддержки, направленных на обеспечение комфортных условий жизни, что соответствовало бы объемам взаимного предоставления.
     Определением суда от 06 августа 2012г. в связи со смертью 08.01.2012 года истца произведена замена истца М. З.Н. на истца З. Г.П.
    Определением суда от 17 декабря 2012г. судом к производству приняты уточненные требования истца З. Г.П. В уточненном исковом заявлении истец просит расторгнуть договор пожизненного содержания с иждивением, заключенный 09 июня 1999 года, между М. З. Н. и Государственным унитарным предприятием Правительства Москвы (Московская социальная гарантия), включить квартиру, находящуюся по адресу: г. Москва, ул. Красноармейская, д. 10, корп.1, кв. “данные извлечены” в состав наследственного имущества М. З.Н. В обоснование уточненных требований истец указывает на то, что в течение всего периода действия указанного договора пожизненного содержания с иждивением ответчик не исполнял свои обязанности, не предоставлял М. З.Н. содержание в полном объеме, размер помощи ответчика был гораздо меньше двух минимальных размеров оплаты труда в месяц. М. З.Н. должным образом до момента ее смерти не была оказана социальная поддержка в виде ухода, не осуществлялась её защита как одинокого пенсионера. Сумма по договору в размере 768 руб. не обеспечивала даже минимальных норм потребления человека, и тем более человека пожилого, со слабым здоровьем и маленькой пенсией. М. З.Н. не была оказана социальная поддержка в виде ухода. Уход за М. З.Н. (покупка продуктов питания, уборка помещения) осуществляла истец. Ненадлежащее содержание привело к тому, что в ноябре 2011 г. в течение недели М. З.Н. пролежала дома на полу, беспомощно, одна и в дальнейшим оказалась в больнице с диагнозом пневмония. Истцу пришлось вызывать УГЧС г. Москвы для оказания помощи, чтобы попасть в квартиру.
    В судебном заседании истец З. Г.П. и ее представитель по доверенности Ломжина Н.А. исковые требования с учетом уточнений поддержали в полном объеме, отстаивали на их удовлетворении.
    Представитель ответчика в судебном заседании по доверенности М. А.А. возражал против удовлетворения исковых требований с учетом уточнений, представил письменные возражения на иск, в которых указал на то, что М. З.Н. обратилась в ГУП «Моссоцгарантия» с заявлением от 17.04.1999 г. о заключении с ней договора пожизненного содержания с иждивением. В соответствии с условиями договора, а также выбором М. З.Н., изложенном в ее личном письменном заявлении от 27.04.1999, предприятие ежемесячно выплачивало ей денежную компенсацию, размер которой на январь 2012 г. составил 18980 руб. плюс 1000 руб. на оплату жилищных и коммунальных услуг. В личной анкете от 17.02.2004 М. З.Н. подтвердила свой выбор вида пожизненного содержания по договору в виде денежной компенсации. Суммы указанных выплат по договору ежегодно индексировались в сторону увеличения. В соответствии с условиями договора, а также выбором М. З.Н., изложенном в ее личном письменном заявлении от 27.04.1999 г., предприятие ежемесячно выплачивало ей денежную компенсацию, размер которой на декабрь 2011 г., январь 2012 г. составил 18980 руб., плюс 1000 руб. на оплату жилищных и коммунальных услуг, итого 19980 руб. Фактически были выплачены за декабрь 2011 г. и январь 2012 г. следующие денежные суммы (в декабре 9493 руб. + 1000 руб. = 10493 руб. 73 коп., в январе 18980 руб. + 1000 руб. + 9486 руб. - доплата за декабрь 2011 г. = 29466 руб. 27 коп.). В личной анкете от 17.02.2004 г. М. З.Н. подтвердила свой выбор вида пожизненного содержания по договору в виде денежной компенсации. С какими-либо претензиями по исполнению договора, а также об изменении вида и условий предоставления пожизненного содержания с иждивением М. З.Н. в ГУП «Моссоцгарантия» не обращалась.
     Суд, выслушав стороны, показание свидетеля С. А.Г., исследовав письменные материалы дела и представленные доказательства, приходит к следующему.
    На основании ч. 2 ст. 450 ГК РФ. по требованию одной из сторон договор, может быть, расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, при этом существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
    Согласно ч. 2 ст. 601 ГК РФ, к договору пожизненного содержания с иждивением применяются правила о пожизненной ренте, если иное не установлено параграфом 4 главы 33 ГК РФ.
   В силу ст. 603 ГК РФ, договором пожизненного содержания с иждивением может быть предусмотрена возможность замены предоставления содержания с иждивением в натуре выплатой в течение жизни гражданина периодических платежей в деньгах.
    В соответствии с ч. 2 ст. 605 ГК РФ. при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств получатель ренты вправе потребовать возврата недвижимого имущества переданного в обеспечение пожизненного содержания. При этом плательщик ренты не вправе требовать компенсацию расходов, понесенных в связи с содержанием получателя ренты.
    В судебном заседании установлено, что 09 июня 1999г. между М. З.Н. и ГУП Правительства Москвы «Московская социальная гарантия» («Моссоцгарантия») был заключен договор пожизненного содержания с иждивением.
     В соответствии с п. 1 договора «Получатель ренты» бесплатно передал в собственность г. Москвы, принадлежащую «Получателю ренты» по праву собственности квартиру № “данные извлечены” по адресу: Москва ул. Красноармейская, д. 10, корп.1, с условием пожизненного содержания, а «Моссоцгарантия» в соответствии с          Распоряжением Мэра Москвы №40-РМ от 19 января 1998г. приобрела право владения, пользования и распоряжения квартирой. 
   Согласно п. 4 заключенного договора «Моссоцгарантия» предоставляет «Получателю ренты» право пожизненного проживания во всей квартире, а также предоставляет по выбору «Получателя ренты» до конца его жизни материальное обеспечение либо в денежной форме, либо в натуре - в виде питания, одежды, ухода, либо в натуре и в денежной форме одновременно, но с вычетом стоимости оказываемых услуг из размере денежной компенсации. Стоимость всего объема содержания с иждивением определена сторонами в размере 768 руб. ежемесячно. После смерти «Получателя ренты» «Моссоцгарантия» берет на себя организацию и оплату ритуальных услуг.
    Таким образом, исходя из данного условия договора следует, что замена предоставления содержания в натуре на ежемесячные выплаты может быть произведена лишь по желанию получателя ренты.
10 января 2012 года М. З.Н. скончалась.
    Из представленной в материалы дела анкеты подопечного ГУП города Москвы «Московская социальная гарантия» М. З.Н. от 17.02.2004 следует, что М. З.Н. является инвалидом II группы, пожелания подопечного относительно частоты общения с сотрудниками предприятия (частота обзвонов, посещений и т.д.) - еженедельно; оценка представителем территориального отдела состояния здоровья подопечного (в каком виде помощи нуждается) - пока не нуждается.
    Как пояснила истец в судебном заседании, в течение всего периода действия договора пожизненного содержания с иждивением, ответчик не исполнял свои обязанности, не предоставлял М. З.Н. содержание в полном объеме, размер помощи ответчика был гораздо меньше двух минимальных размеров оплаты труда в месяц. М. З.Н. должным образом до момента ее смерти не была оказана социальная поддержка в виде ухода, не осуществлялась её защита как одинокого пенсионера.
    В свою очередь представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что в соответствии с заявлением М. З.Н. от 27.04.1999 г. (л.д.146) ею была выбрана в соответствии с заключенным договором пожизненного содержания с иждивением - денежная компенсация, что также следует и из анкеты подопечной ГУП города Москвы «Московская социальная гарантия» от 17.02.2004г., в связи, с чем обеспечения М. З.Н. в натуре не осуществлялось. Также представитель пояснил, что анкетирование «Получателей ренты» проводилось только в 2004 г., других анкет не было. Куратор М. З.Н., созванивался с ней по телефону и интересовался ее здоровьем, обязанность приходить домой и навещать ее дома, отсутствовала. Кроме того, в период нахождения М. З.Н. в стационаре ГКБ № 81 ГУП «Моссоцгарантия» предоставило ей дополнительную социальную помощь сверх договорных обязательств в виде гигиенических средств реабилитации - памперсов (20 шт.) и пеленок (10 шт.), что подтверждается актом предприятия о предоставлении средств медицинской реабилитации от 21.11.2011 г. (прилагается). М. З.Н. скончалась 08.01.2012 г. Однако, поскольку ее родственница, З. Г.П. (истец) сообщила сотруднику ГУП «Моссоцгарантия» о смерти М. З.Н. только 12.01.2012 и по факту уведомила предприятие о ее захоронении (кремации), предприятие не имело возможности оказать ей ритуальные услуги.
    Принимая во внимание данные пояснения представителя ответчика, суд приходит к выводу о том, что ответчик не осуществлял еженедельных посещений подопечной М. З.Н., о необходимости которых подопечной отражено в анкете от 17.02.2004. Последующих проверок, анкетирования, позволяющих получить объективную и достоверную информацию о состоянии здоровья подопечной М. З.Н., являющейся инвалидом II группы и достигшей престарелого возраста, ответчик не проводил. Оценка состояния здоровья М. З.Н. и ее нуждаемость в каком-либо виде помощи ответчиком не производилась.
    Заявление М. З.Н. от 27.04.1999г. о перечислении денежной компенсации на счет в банке, копия которого предоставлена ответчиком, составлена до заключения договора пожизненного содержания с иждивением и не содержит прямого выражения ее волеизъявления в соответствии с пунктом 4 договора, а определяет перечисление денежной компенсации через Сберегательный банк.
    Истец в судебном заседании пояснила, что кроме нее и ее родственников уход за М. З.Н. никто не осуществлял. Сумма в размере 768 руб., указанная в договоре пожизненного содержания с иждивением, не обеспечивала даже минимальных норм потребления человека, и тем более М. З.Н., человека пожилого, со слабым здоровьем и маленькой пенсией. М. З.Н. не была оказана социальная поддержка в виде ухода. Уход за М. З.Н. (покупка продуктов питания, уборка помещения) осуществляла истец. Ненадлежащее содержание привело к тому, что в ноябре 2011 г. в течение недели М. З.Н. пролежала дома на полу, беспомощно, одна и в дальнейшим оказалась в больнице с диагнозом пневмония. Истцу пришлось вызывать МЧС г. Москвы для оказания помощи, чтобы попасть в квартиру.
    Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
    Доводы истца об осуществлении ею ухода за М. З.Н. и не исполнение ответчиком своих обязательств по договору, подтверждаются следующим.
    В материалы дела представлен выписной эпикриз из медицинской карты стационарного больного 28062 пациентки М. З.Н., находившейся на стационарном лечении в ГКБ № 81 в “данные извлечены” с 20.11.11 по 20.12.11; в анамнезе отмечено: ухудшение состояния 20.11.11 (больная живет одна), была найдена родственниками лежащей на полу.
    Истцом представлены в материалы дела расписки медсестер-сиделок К. Н. В., Г. Л. К., И. С.Д., П. С.Г. об осуществлении ими ухода за лежачей больной М. З.Н. в период с 21.11.2011 по 09.01.2011 и об оплате услуг З. Г.П.
    Ответчиком, в свою очередь, представлена копия листа дежурств (патронажа) М. З.Н. в период с 21 по 26 ноября 2011 г., часы работы 13-15, 19-21, социальный работник М. Марина.
    В материалах дела имеется справка ФГКУ «29 отряд ФПС по г. Москве» от 16.10.2013 № “данные извлечены”, в соответствии с которой 20 ноября 2011 г. по адресу: ул. Красноармейская, д. 10, корп. 1, кв. “данные извлечены” выезжал отдельный расчет № 2 ГКУ «ПСЦ» для вскрытия двери.
    Допрошенный в ходе рассмотрения дела в качестве свидетеля С. А.Г., знакомый истца З. Г.П. пояснил, что знает последнюю с 2007 г. Начиная с 2007г. и до смерти М. З.Н., он по просьбе истца З. Г.П. примерно один два раза в неделю приезжал домой к М. З.Н. и привозил ей продукты, которые передавала истец. При жизни истец обеспечивала М. З.Н. всем необходимым. Истец также после больницы оплачивала М. З.Н. сиделок.
   Как следует из текста заявления М. З.Н. от 24 ноября 2011г., она, находясь на стационарном лечении в ГКБ №81 г. Москвы, изъявила желание расторгнуть заключенный 09 июня 1999г. с «Моссоцгарантия» договор пожизненного содержания с иждивением, указывая на то, что у нее отсутствует доверие к работникам ответчика, в связи с тем, что они не оказывают должного внимания, не выполняют своих обязанностей и не осуществляют никакого ухода за ней.
    В соответствии с пунктом 4 договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного 09.06.1999 между М. З.Н. и ГУП Правительства Москвы «Московская социальная гарантия», после смерти получателя ренты «Моссоцгарантия» берет на себя организацию и оплату ритуальных услуг.
    По пояснениям истца З. Г.П. организацией и оплатой ритуальных услуг по захоронению М. З.Н. занималась она. В подтверждение данных доводов в материалы дела представлена копия счета-заказа № “данные извлечены” от 11.01.2012 на услуги ГУП города Москвы по специализированному обслуживанию населения «Ритуал» участок Московские крематории Хаванский крематорий по кремации М. З.Н. на сумму 3880 руб., плательщиком по которому является З. Г.П.
    Согласно ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.
    Согласно п. 5 договора пожизненного содержания с иждивением, при существенном нарушении «Моссоцгарантией» своих обязательств, «Получатель ренты» вправе потребовать возврата квартиры, переданной в обеспечение пожизненного содержания с иждивением, либо выплаты ему выкупной в размере, указанном в п.3 договора или по соглашению сторон в другом размере. При недостижении сторонами согласия на расторжение договора, последний может быть расторгнут по решению суда.
    Основной цель и содержанием договора пожизненного содержания является предоставление получателю ренты средств к существованию в натуральной форме (путем обеспечения потребностей в жилище, питании и т.д.) на определенную сумму денег, но не менее 2 МРОТ.
    Письменного соглашения о полной замене натурального ухода на денежные выплаты между М. З.Н. и ГУП «Моссоцгарантия» не заключалось.
    Таким образом, учитывая изложенное выше, суд приходит к выводу о том, что ответчиком допущены нарушения договора пожизненного содержания с иждивением, поскольку нарушения условий договора со стороны ответчика являлись для М. З.Н. существенными, поскольку, как престарелый человек, инвалид второй группы, при заключении договора, в первую очередь рассчитывала получить со стороны ответчика необходимую помощь, уход, в которых она испытывала необходимость.                 Ответчиком получателю ренты М. З.Н. материального обеспечения в виде питания, одежды и ухода не представлялось, доказательств, надлежащего исполнения обязательств в материалы дела, не представлено.
     Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, основываясь на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании, суд приходит к выводу о том, что требования истца о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением являются обоснованными, законными, в связи, с чем подлежат удовлетворению.
    В связи с удовлетворением требований о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, подлежат также удовлетворению требования истца о включении спорной квартиры в состав наследственного имущества.
    На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд
                                                                                    Решил:
     Исковые требования З. Г.П., удовлетворить.
     Расторгнуть договор пожизненного содержания с иждивением, заключенный 09 июня 1999 года между М. З.Н. и ГУП Правительства Москвы «Московская социальная гарантия» («Моссоцгарантия»).
    Включить квартиру №“данные извлечены”, расположенную по адресу: Москва, ул. Красноармейская, д. 10, корп.1 в состав наследственного имущества М. З.Н. умершей 08 января 2012 года.
    Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Савеловский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.


     Судья

Контакты

Адреса офисов:
metro
Тверская, ул. Тверская, д. 20/1
metro Шаболовская, ул. Шаболовка, д. 34с3
metro Скобелевская, ул. Скобелевская, д. 23к4
Телефоны:
+7 (903) 744-58-06
+7 (495) 971-82-01
+7 (903) 131-67-72
+7 (495) 798-04-37
+7 (903) 186-61-15

Офис:
+7 (495) 712-89-89
e-mail:
info@ak-nika.ru

Уважаемые Доверители

Просим Вас,предварительно позвонить адвокатам и обговорить время и дату встречи в офисе. Спасибо за понимание.

Сейчас 232 гостей онлайн