Пн, сен 25, 2017
Размер шрифта
Задать вопрос
Русская версия сайтаThe English version of a site

О признании договора купли-продажи недействительным, признании договора дарения недействительным (ничтожным)

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
26 декабря 2011 г.

Подольский городской суд Московской области в составе
Председательствующего судьи Николаева М.Н. адвоката Ломжиной Н.А.,
при секретаре Смирновой Е.М. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С. Н.Н. к Б., З. о признании договора купли-продажи недействительным (притворным), признании договора дарения недействительным (ничтожным), исключении сведений из ЕГРП, признании права собственности

                                                                                                                                                                                                                                                               Установил    
   С. Н.Н. первоначально обратилась в суд в исковыми требования к ответчикам о признании договора купли-продажи земельного участка общей площадью 725 кв.м, заключенного 30 сентября 2010 года между С. Н.Н. и З. недействительным в силу его ничтожности, применении последствий недействительности ничтожной сделки, просила признать недействительным договор дарения земельного участка от 08.11.2010 года между З. и Б., признании права собственности на земельный участок общей площадью 725 кв.м, по адресу: Московская область, Подольский район, вблизи п. Знамя Октября.
   В дальнейшем С. Н.Н. уточнила свои исковые требования к Б. и З. и просила признать договор купли-продажи от 30 сентября 2010 г., заключенный между Б., действующим по доверенности от С. Н.Н. и З.м, недействительным (притворным), признать договор дарения от 18 ноября 2011 г., заключенный между З. и Б. недействительным (ничтожным), исключить сведения из ЕГРП о принадлежности Б. на праве собственности земельного участка общей площадью 725 кв.м. с кадастровым номером № “данные извлечены”, находящегося по адресу: Московская область, Подольский район, вблизи поселка Знамя Октября СНТ «Березки», признать за С. Н.Н. право собственности на земельный участок общей площадью 725 кв.м. с кадастровым номером № “данные извлечены”, находящегося по адресу: Московская область, Подольский район, вблизи поселка Знамя Октября, СНТ «Березки»..
   Свои требования истец мотивировала тем, что спорный земельный Участок принадлежал ей на праве собственности, 17 июля 2008 г. на имя зятя Б  она выдала доверенность на продажу участка, т.к. были необходимы деньги, затем необходимость в продаже участка отпала, она забрала доверенность у Б. и держала ее у себя дома. В январе 2011 года ей стало известно, что Б. воспользовавшись доверенностью, 30 сентября 2010 г. продал земельный участок своему знакомому З., который 08.11.2010 г. подарил участок Б.  Истица считает,   что договор купли - продажи является притворным, так как Б. имея намерение присвоить себе спорный земельный участок, не мог его продать  сам себе, для чего и заключил такой договор с З., а тот в свою очередь подарил участок обратно Б.
   С. в судебное заседание явилась, свои уточненные исковые требования поддержала в полном объеме.
   Ответчики Б. в судебное заседание явился, с иском не согласился.
   З. в  судебное заседание не явился,  о слушании дела    извещался, явилась его представитель по доверенности Ломжина Н.А.,     которая поддержала заявление.
   3-е    лицо,    Управление    Федеральной    службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области в судебное заседание не явились, о слушании дела извещены, просили о рассмотрении дела в свое отсутствие (л.д. 35).
   Выслушав явившихся лиц, показания свидетеля, изучив материалы дела, находит исковые требования подлежащими отклонению по следующим основаниям.
Судом установлено, что С. на основании договора купли-продажи от 12.05.2008 года принадлежал земельный участок общей площадью 725 кв.м, расположенный по адресу: Московская область, Подольский район, Рязановский со, СТН «Березки», кадастровый номер “данные извлечены”.
   17 июля 2008 года С. Н.Н. выдала на имя зятя Б. доверенность, которой уполномочила его продавать за цену и на условиях по своему усмотрению, принадлежащий ей земельный участок. Доверенность была выдана сроком на три года.
   30 сентября 2010 г. Б. действуя на основании указанной; доверенности от имени С. Н.Н. заключил с З. договор купли-продажи земельного участка общей площадью 725 кв.м., расположенного по адресу: Московская область, Подольский район, Рязановский со, СТН «Березки». Цену земельного участка стороны определили 955 000 руб.
   В подтверждение получения данной суммы Б. представлена расписка (л.д.145). 30.09.2010 года составлен акт приема-передачи земельного участка по договору купли-продажи.
   20 октября 2010 года З. выдано свидетельство о государственной регистрации права.
   08 ноября 2010 года З. подарил Б. земельный участок общей площадью 725 кв.м., расположенный по адресу: Московская область, Подольский район, Рязановский со, СТН «Березки», что подтверждается договором дарения ( л.д.49).
   17.12.2010 года произведена государственная регистрация договора дарения.
   10 марта 2011 года С. отменила доверенность, выданную на имя Б. В.Б.
   В судебном заседании представитель С. Н.Н. пояснил, что в 2010 году намерения продавать земельный участок не было, Б. с тем, что бы получить земельный участок себе в собственность выкрал правоустанавливающие документы, оформив договор купли-продажи на своего знакомого З., после чего З. подарил участок Б.
   В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
   Согласно ч. 2 указанной статьи, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.
   Суд не усматривает оснований считает, что договор купли-продажи земельного участка от 30 сентября 2010 года является притворным либо, как ранее заявляла истица, мнимой.
   Так, заключая указанный договор стороны по сделке имели намерение именно на отчуждение за определенную в договоре цену спорного имущества от С. Н.Н. в пользу З.
   Договор был исполнен, деньги за спорное имущество З. передал представителю С. Н.Н. по доверенности Б., что тот подтвердил в судебном заседании.
   Таким образом, воля сторон по сделке была направлена на ее совершение и отчуждение имущества З. за плату.
   В иске истица указал, что оспариваемый договор фактически прикрывал договор дарения, в последующем заключенный между ответчиками в отношении спорного участка.
   Однако, по смыслу ч. 2 ст. 170 ГК РФ, притворной должна являться сама оспариваемая сделка, то есть именно спорный договор должен прикрывать собой ту сделку, какую стороны в действительности имели в виду.
   Однако, договор дарения от 08 ноября 2010 года, в соответствии с которым З. подарил Б. земельный участок общей площадью 725 кв.м., расположенный по адресу: Московская область, Подольский район, Рязановский со, СТН «Березки», является самостоятельной сделкой.
   При таких обстоятельствах, само по себе последующее распоряжение З. спорным имуществом в пользу Б. не свидетельствует о притворности первой сделки - договора купли-продажи.
   Соответственно, нет у суда оснований для признания недействительным (ничтожным) и оспариваемого договора дарения.
   На момент заключения Б. по доверенности от С. Н.Н. спариваемого договора купли-продажи, Б. действовал именно на сновании доверенности от С. от 17 июня 2008 г., то есть имел полномочия на совершение сделки купли-продажи. Такая доверенность отменена С. Н.Н. только 10 марта 2011 г. (л.д. 16), то есть после совершения указанного договора купли-продажи и регистрации права собственности на спорное имущество за З.
   Б., действуя по доверенности от С. Н.Н. в силу ст. 182 ГК РФ мог совершать сделки от имени представляемого в отношении спорного имущества, так как, заключая от имени С. Н.Н. договор купли-продажи  он действовал не от себя лично, а от доверителя С. Н.Н.
   Через несколько дней после получения свидетельства о государственной регистрации З. подарил земельный участок Б., объясняя свой поступок тем, что с Б. у него были хорошие отношения.
   В силу ч. 3 ст. 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность частников гражданских правоотношений предполагаются.
   Указанные действия не свидетельствуют о том, что Б. при заключении договора купли-продажи действовал не в интересах представляемого, а в своих личных интересах, и что З. действовал по сговору с Б.
   Доводы истицы о том, что по оспариваемому договору купли-продажи имущества  не  было  фактической  передачи  имущества,  суд находит несостоятельным.
Истица утверждала, что после заключения оспариваемого договора купли-продажи С. Н.Н. продолжала осуществлять права собственника земельного участка, подтверждая это представлением суду квитанций об плате членских взносов, за электроэнергию.
   Однако, внесение С. Н.Н. от своего имени членских взносов, оплаты электроэнергии никак не опровергает исполнение сделки купли-продажи.
   Чек о внесении 31.01.2011 г. в СНТ «Березка» С. Н.Н. на суммы 70 000 руб. не может свидетельствовать как о мнимости, так и о притворности оспариваемой сделки - договора купли-продажи.
   Кроме того, представленные истицей квитанции - товарные чеки относятся к период 2009 г.
   Чеки от 04.01.2010 г. на товары - шкаф, зеркало, щетки, чек от 03 апреля 2011 г. на телевизор, чек от 23.11.2010 г. на товары линолеум, плинтус, чеки от 24.10.2010 г. на 3 куб. дров, и от 11.01.2011 г. на 5 куб. дров не имеют в себе фамилии плательщика и не свидетельствуют о том, что они относятся к содержанию С. Н.Н. как собственницей спорного имущества.
   Представление суду постановления о возбуждении уголовного дела № “данные извлечены” по заявлению С. Н.Н. о том, что в период с августа 2010 г. по январь 2011 г. неустановленное лицо похитило из ее квартиры “данные извлечены” документы на ее имя на спорный земельный участок и доверенность от имени С. Н.Н. на имя Б. не подтверждает ни событие кражи данных вещей, ни то, что это сделал Б. Данный документ не является преюдициальным к рассматриваемому спору.
   В судебном заседании были допрошены свидетели.
   Свидетель Х. Ю.А. пояснила, что С. знает лет 20, поскольку дружим семьями, я дружу с И. и с С. Б. знает с 2008 г. он являлся мужем И.. З. знаю, когда И. была в Браке с Б., я познакомилась с ним, общались с 2010г. по начала апреля 2011г., больше не общаемся. Известно, что Б. переоформил на себя дачу, в марте 2011г мне позвонила И., я со слов И., при сделке присутствовала, последний раз была в феврале 2011г., меня пригласи в гости И. и Б., когда они еще были в браке, там еще был З. и дочери И. После февраля там я не была. Свидетелем сделок не была, о передаче денег мне не известно. Когда я разговаривала с З., в тот момент я знала о переоформлении сделки, я спросила правда, что ты помог переоформить сделку, что Б. попросил переоформить договор. Когда дача будет в собственности у А., что он подарит его Б., это было в начале апреля. Этот случай перечеркнул наши отношения. Алексей сказала, что деньги не передавал Б., это была формальность. Я спросила, откуда у тебя деньги и он ответил, что денег таких у него нет, что это была формальность.
   Свидетель К. В.Е. пояснила, что С. знаю с 80 годов, она моя соседка по дому “данные извлечены” мы в дружеских отношениях, знаю ее дочь, мы всегда хорошо общались и помогали друг ругу. Б. видела всего один раз, видела в 2011 г на дне рождении в марте. Мне известно о сделке, ее зять мошенническим путем оформил на себя земельный участок, это мне известно со слов С., сама при сделке не была. З. мне рассказывал на даче у И. в феврале 2011г. Я приехала на дачу меня встретила И.. Там был З., мы позвали его, а в кухни спросила, как так без ведома С. был оформлен участок, он ответил, что его попросил Б. оформить земельный участок. Это была его просьба, поскольку Б. помогал ему. Б. там я не видела в тот момент, З. гостил там, в качестве гостя, поскольку Инесса не знала, то участок переоформлен. Б. уже не жил с Инессой, он попросил И., что бы З. погостил. О том, что была сделка сказала мне С., И. мне ничего не говорила, С. была в шоковом состоянии. В феврале они узнали о сделке. Приехала на дачу к  И., они не были в разводе, они не жили. З. говорил, что деньги он не передал и ему не были переданы, это мне стало известно, когда я приехала на дачу. Сколько он там проживал мне не известно.
   Свидетель Б. Е.А. показала, что С. знает, они были соседями. В начале февраля 2011г. позвонила И., расстроенная плакала, попросила приехать, я, Вика, С. мы поехали на дачу, И. находилась с З., Б. попросил, чтобы З. пожил там. И. сказала, что уже пора разъезжаться, на что Б. ответил, что это И. может уезжать, что дача теперь принадлежит ему. Когда мы приехали на дачу, я сказал что помог другу приобрести участок, поскольку он не помогал. Он сказал это ваши семейные отношения, выясняйте сами. В 2008г. я была дома вместе с И. с дочкой и С., что он отдал документы, поскольку они ему больше не понадобились. Видела З. один раз, была в ноябре, его там не было. По словам И. З. попросился пожить на даче, поскольку у него были проблемы. В тот момент в феврале Б. был на хоккее. Я слышала, что есть такой друг. В феврале мы сидели и выясняли у З. Он сказал, что помог другу, поскольку он в свое время помогал мне. Мы находились на даче около 2 часов, потом все уехали, С. нас привез и забрал.
   Суд критически относится к показаниям данных свидетелей, так как сами они не являлись очевидцами заключения именно оспариваемых договоров.
   При наличии письменных сделок, документов об их исполнении, свидетельские показания не могут опровергать условий данных договоров и их исполнения.
   Суду представлен материал об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению С. Н.Н., постановление по которому вынесено 08 ноября 2011 г.
   Из данного материала следует, что З. подтверждал факт приобретение им по договору купли-продажи спорного имущества, а затем и заключение договора дарения.
   При этом, в своих объяснениях Б. показал, что в январе 2011 г. с ним связался З. и попросил вернуть деньги и он передал З. 955 000 руб., а также З. передал Б. по договору дарения спорный участок.
   Однако, данные объяснения не могут явиться основанием к признанию недействительным договора дарения, заключенного между З. и Б., именно по иску С. Н.Н., так как на момент совершения данной сделки С. Н.Н. не обладала имущественными правами в отношении спорного имущества, данный договор дарения никак не нарушает ее имущественные права.
Утверждения С. Н.Н. о неполучении денежной суммы, вырученной Б. от продажи ее имущества, не может явиться основанием к удовлетворению ее иска, но не лишает ее права на предъявление иска к Доверенному лицу о взыскании данной суммы.
   На основании изложенного, суд считает, что исковые требования С. Н.Н. к Б., З. о признании договора купли-продажи недействительным, признании договора дарения недействительным (ничтожным), исключении сведений из ЕГРП, признании права собственности подлежат оставлению без удовлетворения.
   Руководствуясь ст. ст. 194- 199 ГПК РФ, суд
                                                                                                                                                                                                                                                                 Решил
   В иске С. Н.Н. к Б., З. о признании договора купли-продажи недействительным (притворным), признании договора дарения недействительным (ничтожным), исключении сведений из ЕГРП, признании права собственности отказать.
   Решение может быть обжаловано в Московский областной суд через Подольский городской суд в течение 10 дней.
   Судья




Контакты

Адреса офисов:
metro
Тверская, ул. Тверская, д. 20/1
metro Шаболовская, ул. Шаболовка, д. 34с3
metro Скобелевская, ул. Скобелевская, д. 23к4
Телефоны:
+7 (903) 744-58-06
+7 (495) 971-82-01
+7 (903) 131-67-72
+7 (495) 798-04-37
+7 (903) 186-61-15

Офис:
+7 (495) 712-89-89
e-mail:
info@ak-nika.ru

Уважаемые Доверители

Просим Вас,предварительно позвонить адвокатам и обговорить время и дату встречи в офисе. Спасибо за понимание.

Сейчас 285 гостей онлайн